Немного древней планарки с античной скандинавской и прочей мифологией

Общение на любые темы, не нарушающее правил Общества друзей барона Мюнхгаузена. Обзоры, отчёты и другие темы.
Аватара пользователя
Chima
Главная по пороху
Сообщения: 34
Зарегистрирован: 13 янв 2016, 23:29

Непрочитанное сообщение 20 май 2016, 21:41


Некоторое количество цитат из древнего кампейна по Планарке. Просто, чтобы не потерялись. И для ностальгии. Это из тех времён, когда я использовала слова "мастер", "непись" и "партия". Я не стала их менять.



Персонажи игроков: Юстициарий мерсикиллеров Кит, сайнер Ха-ха, атар Клод и прайм-паладин-Сьюн Ами, а также сайфер-артифишер Имра. Остальные -- разнообразные персонажи ведущего.



Клод: Ты оказалась на том берегу Стикса. Но как?

Ами: Там было какое-то средство переправы, я уже не помню.

Харон: Так меня ещё никто не называл!



Гардинал: Смерть всегда на стороне проигравших. Она забирает их.



— Нет, у вас не получится незаметно подкрасться к Аргусу. Нет, сник-атак по Аргусу не пройдёт.

— Аргус — классическая ДнДшная монстра. К нему нельзя подойти сзади или спереди.



— Аргус-то, конечно, Панопт, но это не повод устраивать паноптикум.



Гипнос: Я всё-таки сон. У меня своя логика.

Юстициарий: Давайте обойдемся без таких абстрактных понятий как сон и логика.



— Ну… Юпитер достаточно часто превращался в быка, чтобы делать то, что не дозволено быку.



Ами: Как мы можем помочь Клоду?

Морган: Это сложно, вам не понравится, лучше не надо.

Ами: Нет, ты скажи.

Морган: Он принес себя в жертву мне. И чтобы отправиться следом за ним, вы тоже можете принести себя в жертву мне.

Ами: Не…

Морган: Ну я же говорил, что вам не понравится.



Ехидна: Я не верю вам.

Юстициарий: Вы ведь всё про нас знаете. Вы же можете прочитать о наших намерениях в наших сердцах.

Ехидна: Я выну ваши сердца из груди и прочитаю.



Гардинал: Мы нашли Цербера!

Юстициарий: Так он вроде не терялся.



Клод: Это я сын Гермеса? Что-то я не чувствую своего наследия, — заявил Клод, провернув дерзкую манипуляцию.



В какой-то момент в руки юстициария попало зеркало Эвмениды, которое указывало на все преступления и пригрешения смотревшего в зеркало.

Мечтатель: Госпожа Юстициарий, дайте взглянуть на зеркало.

Китчали: Это может быть опасно.

Мечтатель: Это очень интересная вещица. Ну пожалуйста, дайте посмотреть.

Китчали: Ну смотрите (отдаёт зеркало).

Мечтатель (смотрит в зеркало и начинает заниматься самолюбованием): Ах, какой я негодяй. Я уже и забыл, какой я восхитительный негодяй.



Ха-ха: Давайте убьём Онейроса и забудем о нём, как о страшном сне.



Мастер: Ну вот, Онейроса приручили, и у него истёк срок негодности.



Осилут: Мало того, что вы напали на таможенный пост, вы ещё похитили важные документы.

Ами: Там была какая-то порнография.

Осилут: Кому порнография, а кому бухгалтерская книга!



Мастер: Юстициарий заходит в помещение, где остальные беседуют с осилутом?

Китчали: Нет, пожалуй, я воздержусь, а то мне придётся встать на сторону осилута, и это как-то неудобно получится.



Танарилинг (уводя остатки мирных жителей подальше от кровавой бойни, учинённой неправильными аркадийцами): Это такие силы добра и порядка? Тогда кто я?



Китчали: Что ты хочешь получить за свою работу в Библиотеке?

Онейрос: Не знаю… Не думал над этим… Я просто хочу там работать…

Китчали: Теперь я понимаю, почему тебе никто не доверяет. Если бы ты потребовал что-то взамен за свои услуги, это бы внушало больше доверия.



Китчали: Клод, как ты умер?

Клод: Меня поразила копьём Афина. Я бы сказал, что это была та ещё инъекция мудрости.





Фантас: Я вещь. Я могу быть любой вещью в вашем сне. Однажды я даже приснился кому-то... Я был в форме таблицы…



Ха-ха (в контексте милиции-полиции): С первого числа Мерсикиллеры сменят название на «Sons of Mercy».



Мастер: Септимус — не то чтобы гениальный врач. Он лечит добротно, но не особо быстро.

Китчали: Он лечит такие страшные заболевания с Энского Прайма, как отравленный кинжал в печени и пуля в ключице. Это гениальный врач!



Китчали: А можно сделать так, чтобы пользователи Библиотеки при упоминании словосочетаний «кровавый режим», «ненавижу мерсиков» и, ну пусть будет, «возродим кого-нибудь»… тут же натыкались на контекстную рекламу: «Дознаватель Юстас ждёт вас в своём уютном подвале»?



Китчали: Я спрошу у них, желают ли они принять зелье забвения и потерять все воспоминания за минувшую неделю, чтобы не помнить обо всём этом позоре и продолжить честно служить империи. Далее, тем, кто согласится принять зелье добровольно, я дам это самое зелье.

Клод: А что будет с теми, кто не согласится?

Китчали: Сначала мы уведём всех, кто согласился добровольно, а потом заставим оставшихся принять то же самое зелье силой.

Клод: Юстициарий и право выбора.



Ами: Я осматриваюсь по сторонам, что я вижу? Какие-нибудь символы?

Мастер (далее следует подробное описание мёртвого города): А ещё ты видишь заржавевший металлический щит с изображением красноглазого козла, который пускает из ноздрей дым.

Ами: Это какие-то демонические культы, наверное.

Клод: А что на вывеске написано?

Мастер: На вывеске написано на инфернале. Ты знаешь инфернал, Клод, соответсвенно, читаешь надпись: «Ездовые козлы Брэдфорда — лучшие в городе».



Ами: Это какое-то отражение Олимпа?

Эхансилаг: Да, некоторые боги Олимпа действительно считают, что это лишь жалкое отражение Олимпа, но вообще это Маунт Целестиа.





Джи: Это вам надо на четвёртый уровень… круг… слой… ой, то есть на четвёртое небо!

Китчали (наблюдающая за разговором через хрустальный шар): Что-то не нравится мне этот селестиал. Они здесь все такие прибааторенные?

Мечтатель (наблюдающий за разговором через хрустальный шар): А вы думаете, откуда баатезу появились? Это селестиалы в Баатор нападали.



Служитель лунного храма: Боюсь, мы вам ничем не поможем. Но я бы рекомендовал вам обратиться в святилище утренней звезды. Там вам наверняка сумеют помочь.

Клод (наблюдающий за разговором через хрустальный шар): Это он их так изящно к чёрту послал?



Китчали: Я прихожу к выводу, что мне баатезу нравятся куда больше, чем селестиалы. С ними хоть договориться можно.



Кит: Может быть, из дасти кто-то погиб.

Клод: Может быть. Но как мы это узнаем?

Кит: Придём в Мортуарий и спросим: «У вас тут никто не умирал?»



Клод: Мы не можем отпустить Саймона к Эйхазу и Джи.

Ами: Почему?

Клод: Они его изведут.

Ами: Но они же добрые планарные сущности.

Клод: А он злой волшебник.



Ами: Послушай, дорогая, у нас тут альв окаменел. Это случайно не ты?

Медуза: Милая, как ты думаешь, даже если бы это и была я, как бы я ответила на твой вопрос?





Кит: Уважаемый Харон, вы последнее существо, которое видело господина Эйхаза живым.

Харон: К сожалению, он окаменел, а не умер, поэтому мне от этого события не было никакой пользы.





Клод: Нам нужен Онейрос прямо сейчас? Мы же находимся почти что у него дома. Дайте мне амфору с напитком и вон той рыбы, — далее Клод проводит ритуал приношения даров, возносит красивые молитвы Онейросу, после чего добавляет уже на коммоне: «Приходи жрать, короче».



Кит: Клод, а ты не можешь так же, как ты призвал Онейроса, позвать Харона? Ну при помощи того же атарского ритуала.

Клод: Нет, давайте лучше сделаем это в Храме ночи.

Кит: Как ты себе это представляешь?

Клод: Ну подходишь к алтарю, бросаешь две медные монетки, читаешь молитву, после чего над алтарём появляется сотканное из тьмы облако.

Кит: И ты задаёшь ему вопрос?

Клод: Да, ты спрашиваешь: «Где я могу увидеть тебя, о Харон?» А он отвечает: «Я жду тебя на пристани, берк». После чего ты идёшь на пристань. Впрочем, ты сразу можешь пойти на пристань, не посещая Храм ночи.



Онейрос: Я слушаю вас и прихожу к выводу, что хорошо селестиалы умеют только падать.



Ольга (про едва не падшего селестиала): Интересно, что будет делать дальше этот преген баатезу?



Девочка из храма Никты (рассматривая атарский значок Клода): А! Вы из этих… Разрушителей легенд!



Шенки: А теперь надо восхвалить Кореллона.

Морган (мрачно): Кореллон молодец.



Божественный Юлий: Подождите, я позову своего адвоката.

Клод: У вас есть адвокат?

Божественный Юлий: Да, его зовут Вергилий. Он весьма талантливый адвокат и не менее ловкий проводник по нижним планам.

Клод (в сторону): Хорошо юголот устроился.



Ами: Было бы неплохо завоевать Тей.

Божественный Юлий: А что это такое?

Ами: О, это такое ужасное место. Тирания и рабство.

Божественный Юлий: Но Вечный город — это тоже, некоторым образом, тирания и рабство.

Ами: Да, но в Тее злые тираны и злые рабы.



Морган: Белка на Иггдрасиле — это ещё ничего. А ты представь себе белку в Колесе.



Мастер: Ты слышишь крик из трюма.

Клод: Беру у Септимуса успокоительное зелье для того, кто кричал, и направляюсь в трюм.

Мастер: Когда ты оказываешься в трюме, ты вновь сталкиваешься с видением Лимбо. Тебе становится…

Клод: Выпиваю успокоительное.





Клод: У тебя же шлем Аида. Как Хронос нашёл тебя?

Онейрос: Я вышел из каюты, когда он проходил мимо.



Онейрос: Как Танат отдыхает? Он берёт клинок, спускается в Баатор, выкашивает несколько гектаров лемуров, услужливо оставленных для него Сэмом. До босса, то есть до самого Сэма, он обычно не добирается.



Кит: Дориан, нам нужно поговорить.

Имра: Позвольте, но я уже разговариваю с Дорианом.

Кит: Тогда я присоединюсь к вашей беседе.

Имра: Но это сугубо личная беседа.

Кит: Мне как юстициарию будет интересно послушать вашу личную беседу.

Мечтатель (подходит ко всей этой компании): И мне тоже!

Гекуба (подходит ко всей этой компании): Да-да, что у вас могут быть за личные беседы?

Клод (подходит ко всей этой компании): Что тут вообще происходит?

Дориан (густо краснея и пряча глаза): Но это правда совсем-совсем личная беседа.



Клод: На Форуме творится безобразие, так что не ходите туда.

Гекуба: Да-да, там оргия.

Имра: Так оргия или безобразие?



Мортам: И, стало быть, Афродита, Эрот и Танат отправились на Олимп, чтобы разобраться, что там происходит.

Клод (в сторону): Какая фрейдистская компания.



Танат: Мне предстоит многое тебе рассказать о смерти.

Племянница Харона: Только, пожалуйста, не надо рассказывать мне, как умирают цветочки.



Мортам: Когда у Таната родился сын, он попросил отнести его на воспитание Кали. Но поскольку вестником тогда был Гипнос, который спал на ходу, он перепутал Кали с Калипсо. Поэтому Танатид такой хрупкий и ранимый.





Клод: И вы устроили пьянку в саду Харона.

Морган: Это была не пьянка, а мистический ритуал.

Клод: Мистическая ритуальная пьянка в саду Харона.



Имра: У Джи есть рог Хеймдаля. И на Сигиляриях внезапно появилась какая-то агрессивная нежить.

Ами: Там была нежить Оркуса, которую Джи уничтожил.

Имра: Откуда ты знаешь, что это была именно нежить Оркуса?

Ами: Ну так Джи сказал.



Около гермы вы видите нищего.

Ами: Детект ивел.

Клод: Детект кричер тайп.

Хима: Злая нежить.

Ами: Добрый день, сэр.

Клод (в сторону): Ну да, конечно, если перед нами злая нежить, то ей ничего не грозит. То ли дело был бы добрый паладин.



Клод: Почему ты терпишь Джастина? Он же злая нежить!

Ами: Потому что он является представителем дружественной нам фракции Дастменов.

Джастин: Ничего подобного, я аутсайдер. У меня просто есть способность

детектить Дасти.

Ами: Как?

Джастин: Ну я же злая нежить. Если я понимаю, что не могу убить существо, значит, оно Дасти.



На Сигиляриях приключенцы сели играть в карты с Джи. Джи вскрывается:

две чёрных восьмёрки, два чёрных туза: «Рука Векны».



Имра: Ну что, уходим?

Дориан: Да, пойдём.

Клод: Подождите минуточку, не уходите. Мне тут нужно кое-что проверить.

Дориан (ворчит): Не верю я в эту вашу минуточку. Опять что-нибудь

случится. Никаких «на минуточку» в общем. Пойдём, Имра.

Клод: Ну на минуточку, а потом пойдёте, куда хотели.

Имра: Ладно, давай посмотрим.

В течение минуточки по ряду планарно-политических причин партия и несколько неписей, в том числе Дориан, оказываются на рушащемся прайме.

Имра: Дориан, клянусь, в следующий раз я буду прислушиваться к каждому

твоему слову!



Клод: Давно пора навести порядок на Лимбо.



Джастин: Лучше бы вам поспешить с ритуалом, а то, кажется, этот городок собирается посетить одно божество. Угадайте, кто такой без глаза, но не Один. Без руки, но не Тир?



Кальпурния (мэр города, переместившегося куда-то на Лимбо, пытается донести до горожан мысль о том, что на самом деле не всё так плохо): У меня для вас множество хороших новостей. Во-первых, порталы и телепортационные круги заработали, так что наш порт опять функционирует. Во-вторых, если к нам и намеревался прийти Векна, то ему придётся изрядно потрудиться, чтобы нас найти. А, в-третьих, наш город теперь находится на Плане Возможностей.



Клод: Достаточно сложно призвать селестиала, особенно, если он в Скалл-порте, а Скалл-порт внезапно на Лимбо.



Имра: Ты ведь можешь разбудить весь город, если армия нежити вдруг решит напасть?

Онейрос: Я не люблю кого-либо будить, я же бог сна.

Имра: Пусть они проснуться от кошмара, что армия нежити штурмует город. Это буде точень крутой пророческий сон в твоём исполнении.



Рацемоза: Мне приснился кошмар, в котором здоровенная бронированная химерища отгрызала мне руки.

Имра: Онейрос, а ты не мог бы что-то поизящнее придумать?

Онейрос: Нет, всех остальных монстров он с радостью и азартом пристреливал.



Морган: Мысли позитивно, убей фактола бликеров.



Морган: Афина плавает на спелджаммере по Астральному морю и ищет меня. С тех пор, как я вновь стал божеством, меня немного нервирует, когда меня ищут в Астральном море.



Энди: Асгард пошёл практически в полном составе вонзаться в Хель.

Имра: Почему?

Энди: Они думают, что там Локи.

Имра: Почему они так решили?

Энди: Вроде как Хеймдаль сказал.

Имра: Что он сказал? Что Локи там?

Энди: Ну я могу предположить, что дело обстояло так. Тор спрашивает у Хеймдаля: А где Локи?

А Хеймдаль ему и отвечает: «Гоу ту Хель».



Энди: Асгардские воины понизили самооценку Оркуса. Они просто прошли мимо него, не заметив его могучей армии. Хель увидела Асов, подумала, что Рагнарёк, собрала свою армию мёртвых. Потом было долгое сражение, но когда в итоге обнаружилось, что в этом Рагнарёке не участвуют ни Локи, ни Хеймдаль, это сражение перешло в статус товарищеского матча.



Ами: Приветствуем тебя, тот, кто смотрит вдаль. Мы принесли тебе дар.

Хеймдаль: И вы здравствуйте, те, кто… пока что не умерли.



Клод: В поединке один на один с Танатом Гаспар, как особо могучее существо, имеет все шансы убежать.





Клод (завидев Герберта Мелшера, воодушевлённо): О! 12 тысяч золотых.

Герберт: Да-да? Я внимательно вас слушаю.

Клод: Нам нужна информация по Ао.

Герберт: У меня есть некоторое количество информации, но я попрошу плату.

Клод: Что вы желаете за эту информацию?

Герберт: Мне не нравится, что в Сигиле меня зовут «12 тысяч золотых».

Клод: Но именно такая награда объявлена за вашу голову.

Герберт: Я хочу, чтобы награда была выше. Распустите какие-нибудь страшные слухи обо мне. Что я, допустим, овладел магией Аоскара и могу проникать в Библиотеку не санкционировано.

Клод: Погодите, слухи же необязательно должны быть столь правдивы. Давайте сойдёмся на том, что вы съели сердце Аоскара и теперь можете открывать порталы в Сигил.



Танат: Где мой сын?

Клод: Он в соседней комнате. Он слегка перенервничал и потерял сознание.

Танат (мрачнеет и удаляется).

Мелшер: Лучше бы ты сказал, что его убили враги.



Ами: А что мы можем предложить Танату?

Локи: Я могу устроить пожар или, допустим, большой пожар, обмануть друга, украсть предмет, сорвать контракт, опустить самооценку ниже Безды, родить коня…



Ами: Тебе не нужно воровать что-либо с Девятого неба, чтобы вернуть к жизни своего сына. Всегда можно договориться.

Локи (без особого энтузиазма): Угу.

Танат (замечая деталь машины, которую у него похитили приключенцы): Что это? Это моя машина! Вы украли мою машину!

Ами: Простите, мы сделали это, чтобы спасти мир.

Танат: Зачем? Этот ваш мир можно было спасти проще и дешевле!

Локи: Хо-хо, то есть вы украли у Таната машину, а теперь советуете мне ничего не воровать и договариваться?

Клод: Ну да, мы осознали, что это неправильно, и рекомендуем договариваться.





Ответить

Вернуться в «Свободное общение»